понедельник, 30 января 2012 г.

Интервью с Tenement.



Молодая, но уже довольно известная в андеграундных  панк-кругах США группа из Висконсина. Об этой формации я узнал пару лет назад, когда впервые услышал их материал со сплита с другой прекрасной группой - Used Kids. Песня с него - под названием "Earwig" - стала негласным гимном, и за последние пару лет, как мне кажется, это самый востребованный мною трек. Спектр самых разных эмоций просыпается во мне при прослушивании этой песни, и слёзы выступают на глазах. До сий поры группа разродилась двумя ипишками - Ice Pick (2009) и False Teeth(2010), и двумя сплитами,. И вот буквально на днях увидит свет дебютный лонгплей. Музыкально - это ураганная смесь из мелодичного гитарного поп-панка, пауэрпопа, альтернативного рока, сстарошкольного хардкора,  в духе таких групп как Big Star, Descendents, Doughboys, Husker Du, The Replacements, Black Flag.



Привет! По укоренившейся традиции, первым вопросом хотелось бы навести мосты и познакомиться. Представьте, пожалуйста, себя, расскажите, как свела судьба вместе, и что группа имеет за плечами к данной минуте.

J:  Я Jesse Ponkamo, играю на бас-гитаре в Tenement порой. Мы с Эмосом закадычные друзья, и, после того, как его старая группа распалась (это было в 2006 году, если память меня не подводит),  мы воссоединились, чтобы делать музыку вместе. За все это время у нас сменилось несколько барабанщиков и пара гитаристов, и мы записали четыре семерки.

A: Меня зовут Amos. Я автор большинства песен. И еще, оперируя терминами, принятыми в обществе, я анахорет, отшельник.

E: Мое же имя Eric, барабанщик. Еще в незапамятные времена, шесть или семь лет назад, я частенько пересекался с Эмосом и Джесси, мы тогда играли в разных группах, и не раз делили сцену. То тут, то там натыкались друг на друга, короче постоянно были на виду, общались. Ну а потом Tenement понадобился барабанщик для тура с Used Kids, ребята попросили меня, я дал согласие, и, как видите, по сей день в группе.

Почему вы назвали группу именно так?

J: О, название родилось в тяжелых муках, мы часами копались в словарях и напрягали мозг, что есть силы.

A: В то время я, много размышляя о нищете, читал книгу Jacob RiisHow The Other Half Lives” об условиях жизни бедноты в Нью-Йорке на стыке 19-20 веков. Малоимущие иммигранты как правило жили в таких вот нереспектабельных ночлежках (tenement houses). Название пришло отсюда.

Дебютный альбом на подходе. Расскажите о нем.

J:  Тут нам очень повезло. У нас есть хороший друг, Justin Perkins, известный звукоинженер и продюсер рок-групп, под его началом мы, ну знаешь, с некоторыми преференциями, и работали. Приступили к записи в начале лета 2009 года с намерением завершить работу к старту нашего полномасштабного двухмесячного тура по стране, но быстро стало ясно, что ни черта не выйдет, мы столкнулись с рядом проблем внутри коллектива. Но не будем здесь об этом. В итоге все затянулось. Закончили мы только в этом году, в мае, и вот теперь он действительно на подходе. И вы можете приобрести его с Mandible Records и Hang Up Records на сиди и виниле соответственно.

A: Он называется «Napalm Dream». Большая часть была записана на двух профессиональных студиях в (и близ) Висконсине (а), за исключением множества наложений и нескольких треков, запись которых была осуществлена на 8-дорожный магнитофон у меня дома, в The BFG (панк-хаус в Эпплтоне, Висконсин). Барабаны были записаны на  Smart Studios в Мэдисоне, Висконсин, то самое место, где Nirvana запечатлела кое-что для «Nevermind», и Smashing Pumpkins записали «Gish». Теперь студия закрыта.

Что вы пытаетесь донести своей музыкой?

J: Как и большинство поп и рок артистов, мы стараемся культивировать самый широкий спектр эмоций, облаченных в форму рассказа. Да-да, зачастую, это обычная история, внутри которой прекрасно уживаются специфические абстракции. Вообще-то я убежден, что каждый слушатель берет от музыки нечто свое, будь то эмоции или что-то другое. И артисту вовсе не пристало выкладывать все карты на стол.

E: Преврати все в руины!

Я получаю огромное удовольствие от ваших обложек. Думаю, имеет место быть некий концепт. Что-то такое в стиле ретро, ностальгическое. Могу ошибаться. Расскажите об этом. Чья это идея?

A: Ну, это не обязательно ностальгия. Я использую коллаж. Мои руки не очень-то дружат с карандашами и ручками, и гораздо проще явить людям свой мир, используя всевозможные цвета и формы, метод нарезок, вырезал-приклеил. Рисовать для меня все равно, что играть на гитаре в рукавицах.  Идея в этом, я просто не могу найти способ выразить себя лучше. Можно так же сделать что-то абсурдное, хаотическое из этих вырезанных старых картинок, это то, что очаровывает меня с детства. Есть местечко на юго-западе Висконсина, оно носит название «The House on the Rock», в бытность свою дом Alex Jordan’а, архитектора, вдохновлявшегося работами Frank Lloyd Wright. На протяжении долгих лет он создавал  уникальное архитектурное чудо, отражающего богатую творческую фантазию. Я посещаю его ежегодно с тех пор, как стал достаточно взрослым, чтобы понимать это искусство. Каждая комната открывает взору новый мир, от колониальных улиц до средневековья, от общественной утопии 1950-х до цветовых и световых абстракций. Тут найдешь все, что душе угодно, представлены всевозможные оттенки настроения, будь-то яркие цвета или обетованный призраками мрак, это так будоражит воображение. Безнадежно утопаешь в калейдоскопическом хаосе - ошеломляющее зрелище!

Я слышал только хорошие отзывы о ваших живых выступлениях. Можете назвать самые памятные?

J: Я так понимаю, вопрос о концертах Tenement, а не тех, участниками которых мы были как зрители. Шоу, которые реально запоминаются мне, обычно те, в которых мы играем для публики, которая ничего не знает о том, что Tenement являют  собой живьем. Мы проповедуем мощную интенсивную подачу, в этом отношении мы находимся под большим влиянием хардкор-музыки. Самым же памятным для меня является шоу со Screeching Weasel в Миннеаполисе летом 2010. Знаешь, одна половина зрителей люто ненавидела то, что мы вытворяли, а другая наслаждалась, такие полюса. Да, этот концерт как минимум стоит того, чтобы о нем упомянуть.

A: Думаю, самые запоминающиеся шоу мы играли в тесных, уютных, интимных местах, таких, как гаражи и тому подобное. Но я согласен с Джесси, та ночь в Миннеаполисе стоит особняком, ничего подобного я никогда не испытывал на панк-концертах. Это как автомобильная катастрофа или неумолимый ураган. В воздухе пахло жареным, что вылилось в самое что ни на есть сумасшествие на сцене. И да, одни получали кайф, а другие испытывали нечто вроде страха, не понимая, что же происходит. Нам сказали, что Tenement должны играть около часа. Отыграв свои песни полчаса, остальное время неистово импровизировали. Ничего подобного мы раньше не делали. И все для публики, которая не знала о нас ни грана. Кому-то это действительно очень не понравилось, а кому-то наоборот.

E:  А мне вот пришелся по душе наш сет на Insubordination Fest в Балтиморе, в 2010. Было здорово, Эмос разбил бутылку о гитару и продолжил рубиться на осколках. Можно вспомнить еще несколько шоу, в которых, я уверен, панки не чувствовали себя в безопасности.


Как бы вы охарактеризовали стиль, в котором играете, для непосвященной публики.

J: Ну в первую очередь мы панк-группа, хотя повлияла на нас самая разная музыка. Мы все коллекционеры.

A: Поп-музыка, которая может звучать интеллигентно или шумно, в зависимости от того, как мы чувствуем. Вообще, на записи и живьем Tenementдве разные истории. В этом можно убедиться, послушав аудио, а затем заглянув на наш концерт.

В каких группах помимо Tenement вы играете? Расскажите вкратце о них.

J: На данный момент я играю только в Tenement. Однако у меня давняя мыслишка сделать drum n bass (подразумевается группа, состоящая только из басиста и барабанщика) проект как-нибудь. Эмос и Эрик играют в прекрасных ансамблях, как-то Technicolor Teeth и Bored Straight, советую ознакомиться с ними.

A: Я играю на барабанах в нескольких группах. Technicolor Teeth – шугейзниг в духе Medicine / Swirlies. Tim Schweiger and The Middlemen – блюз/пауэр-поп формация, состоящая из ребят, которые играли в былые времена в таких группах-ветеранах из Висконсина как The Obsoletes, Yesterday’s Kids и The Mystery Girls. Chinese Telephonesпоп-панк группа из Милуоки. Также я туровый барабанщик в The Paul Collins Beat.

E: Гитарист в хардкор группе Bored Straight.

Расскажите о сцене Висконсина.

J: У нас богатая панк-история, берущая корни в начале 80-х. А вот сейчас некое затишье, не хватает молодых панк-рок забияк, которые показали бы нам, «старичкам», где раки зимуют. Я не хочу сказать, что сейчас нет хороших групп, нет-нет, но бывали времена и получше.

AКогда мы были сопляками, такие группы как Holy Shit! и The Modern Machines познакомили нас с панк-роком. Подростками мы ходили на краст шоу, гаражные панк вечеринки, все это очень сильно повлияло на нас. Самые яркие воспоминания у меня связаны с группой The Catholic BoysЖанровая дифференциация андеграундной музыки штата велика сейчас, от пауэрвайланс банд сорта SFN и Deep Shit, джангл-поп ансамблей The Midwest Beat и Stick and Stones, до экспериментального нойз-рока от Samantha Glass и Burial Hex.

E: Подытожив, хочу сказать – в Висконсине полно самородков сейчас. Особенно в Милуоки. Обилие групп, охуенных и самобытных.


Расскажите о своих хобби, может, работаете где-то еще.

J: Я коллекционирую музыку, в основном панк, пост боб джаз, и электро. Кроме того, изучаю химию в институте. Мне интересна фотография. А ведь еще я разносчик пиццы.

AЯ ухаживаю за собаками. Обожаю соул музыку, увлекаюсь оформлением интерьера.

EРаботаю на заводе по производству тофу. Коллекционирую хардкорные записи. Как-то так..

Ага, а теперь расскажите о себе: когда увлеклись музыкой, что слушали в детстве, как вкусы поменялись со временем, кто повлиял на вас сильнее всего - в таком духе.

J: Я рос в семье, где не особо увлекались музыкой, в основном звучал всякий коммерческий поп. Но все изменилось в старших классах, когда я познакомился с Weezer, а вскоре после этого мне дали диск с записями Black Flag. «Police Story» была моей первой панк-песней. Меня как громом ударило, и я сразу понял, вот это то, что мне нужно, кайф, какой саунд! Ну и пошло-поехало, дальше знакомство с Minor Threat и другими хардкор-группами, зин Maximum RocknRoll, открывший новый музыкальный мир для меня. Мы все росли в небольших городках, сцена в которых была скудной, вдали от тех мест, где панк-рок источник бил ключом, и потому Maximum RocknRoll  очень помогал держать руку на пульсе, даже в маленьком городке в Висконсине чувствовать себя частью этого огромного и прекрасного панк-мира, и самому вносить вклад. С годами мой интерес в области музыки распространился и на другие жанры: металл, всякие экспериментальные штуки, потом джаз, который я много слушаю сейчас. Знаешь, в духе  Ornette Coleman, такая музыка очень повлияла на меня, когда мне было 21.

A: Папа привил мне любовь к The Beatles и Johnny Cash, а мама к Aerosmith и тому подобным хард-рок и прото-металл группам. В возрасте шести лет дядя подарил мне ударную установку. Я учился играть в унисон песням со старых радиостанций. Вскоре, с моими кузенами на борту, сделали группу. Вся эта история продолжалась до тех пор, пока я не познакомился с панк-роком в подростковые годы. Старший брат купил мне запись Descendents, и с тех пор моя жизнь никогда не была такой, как прежде. Мои взгляды на музыку кардинально изменились. И мировоззрение тоже. Помимо сонма панк и хардкор групп, после окончания средней школы я заново открыл для себя музыку, с которой не был знаком раньше или просто игнорировал, как например The Band, Big Star и кучу соул, блюз, джаз и экспериментальных ништяков.

E: Моими первыми любимчиками были Green Day, тогда мне было девять. Когда я их услышал, то сказал себе: «Я тоже хочу играть в группе!». Но со временем мои вкусы несколько изменились. Я по-прежнему люблю Green Day, но, конечно, уже не так как раньше.

Ваши любимые фильмы, книги, писатели …

J: Я большой фанат раннего Ridley Scott, чудесные фильмы. Так же безумно люблю киноленты Stanley Kubrick и Jean Luc Godard. По-моему мнению, Richard Dawkins весьма  глубокий писатель, людям стоит обратить на него внимание. Что касается фотографии, то здесь мои любимчики Ernst Hass и Robert Mapplethorpe.

A: David Lynch и Stan Brakhage - мои любимые режиссеры. Оба они творцы прекрасных миров, в которые так упоительно погрузиться. «Lost In Translatiion» - превосходный фильм с отличным саундтреком.  Мне очень нравятся цветные фото от таких мастеров как Mark Cohen и William Eggleston, и черно-белые от чудесной пары из Висконсина, J. Shimon & J. Lindermann.

E: У меня таковых нет.



Если бы вам было позволено родиться в другое время, какую эпоху выбрали бы?

J: Мне и сейчас заебись, все отлично. Конечно, было бы круто увидеть Minor Threat и Black Flag, но тогда я был бы безразличным к жизни старпером сегодня.

A: Я бы хотел воочию лицезреть эру Рэя Чарльза в начале 60-х.

Что вы думаете о ностальгии?

A: Я рос в городке, расположенном на вершине холма. Мне казалось, что по ауре в нем есть что-то от «Andy Griffith Show». Так что я питаю очень теплые и нежные чувства к небольшим городкам сельского типа, про которые можно сказать, что они так и не перешагнули порог 1965 года.

Самые памятные концерты, в  которых вы участвовали как зрители?

J: Baroness, Gorilla Biscuits, Peter Brotzmann и Happy Apple. Screaming Females восхитительны живьем.

A: Когда мне было пятнадцать, The Modern Machines выступали в кофешопе в моем родном городке, Они еще раз убедили меня в том, как должна звучать громкая рок группа.

E: 7Seconds вероятно, Government Warning в Милуоки!

Что вас вдохновляет в жизни? Что ненавидите больше всего?

A: Вдохновляют необычные, своеобразные поступки людей, а так же звуки и образы. Не люблю  горчицу и майонез.

E: Я отвечу на оба вопроса сразу – люди, которые меня окружают.

Что цените в людях больше всего? И наоборот.

J: Честность и бесчестие.

A: Терпеть не могу людей, у которых нет живых интересов в жизни, страсти к чему-либо. Такие обычно становятся копами и ебаными клерками.

E: Хуй знает, никогда не думал об этом.

Что думаете о теперешнем состоянии панк-сцены? Какие группы можете отметить.

J: Ну есть несколько толковых групп в панк-роке сейчас. Мне особенно любопытна хардкор-сцена. Такие группы, как Ecoli, Dry Rot, Slices, Cult Ritual, Total Abuse первыми приходят на ум. 

A: Да, Total Abuse крутые.  

E: Я люблю старошкольный хардкор. Он развивается, и в правильном направлении!

Если бы была возможность поработать с любым музыкантом, кого бы вы выбрали?

A:  Было бы по кайфу присоединиться к The Figgs хотя бы на день, у них потрясающая ритм-секция! Очень солидная рок’н’рольная группа. Из моих современников, Jeff Burke из the Marked Men и Andrew Kavanaugh  из the Goodnight Lovingпотрясающие сонграйтеры.

E: Eric Meyer из Sweet Tooth

Что вам приходит в голову, когда вы слышите «Россия».

J: Мои родители из Финляндии, поэтому первое, что мне приходит в голову, советско-финская война 1939-1940.

A: Сначала я думаю о Сталине, потом о группе The Stalin. Хм, а потом о мумифицированном Ленине - до чего любопытно, должно статься!

E: Всякие глупые стереотипы.

Ну и под конец небольшой блиц, я назову группу, а вы поведаете о любимых альбомах, песнях, может, еще о чем-то..

A:
Dinosaur Jr.: Обожаю «Bug», остальным альбомам никогда не уделял много внимания.
XTC: “Statue of Liberty” - отличная песня.
Guided By Voices: Люблю «Propeller». Если тебе нравятся GBV, ознакомься с Bill Fox, парень из Огайо, который очень вдохновляется музыкой Robert Pollard.
The Nerves: “When You Find Out” – моя любимая песняPaul Collins после распада The Nerves сделал группу The Beat. Такие здоровские.
Big Drill Car: “Record Type Thingочень солидный альбом. Особенно любил их, когда был моложе.
The Replacements: Одна из величайших групп со Среднего Запада. «Youre Getting Married» - такая прекрасная, трогательная песня.
Lesley Gore: Не фанат.
The Jesus and Mary Chain: “Darklands” – любимый альбом.



----

2 комментария: